Йога — открытие для каждого

Йога — открытие для каждого

Что такое йога? Если вы уже давно занимаетесь йогой, или только собираетесь заняться, задавались ли вы всерьез этим вопросом? Пытались ли выяснить для себя, что стоит за этим словом?
Не найти еще одно объяснение этого слова, не выискивать новых смыслов, новых переводов, не заменять это слово множеством других слов, а проникнуть разумом в саму суть того, на что это слово указывает. Слово само по себе ничего не значит. Слово — это вектор, маршрут для внимания. Этот маршрут направляет внимание к фактам, к чему-то реальному, живому, настоящему. Пытались ли вы пройти по этому маршруту и охватить разумом нечто, называемое йогой, целостно, как есть? Увидеть ту йогу, которая есть в вашей жизни? Сейчас…

Интересно ли вам это? Если йога для вас является чем-то новым, неизвестным, свежим, живым, тогда вам интересно. Тогда есть интерес и энергия, есть жажда познания, жажда прикоснуться свободным разумом к тайне, к неизвестному. Но если вам уже все известно и все ясно, тогда интерес невозможен. Остается лишь желание усовершенствовать свои знания, дополнить их новыми объяснениями, залатать оставшиеся дыры в панцире информированности обо всем на свете и, тем самым, окончательно уничтожить эту тайну. Если вы все знаете, тогда мы не сможем вместе дойти до сути, и этот текст будет просто потерей времени.

Итак, мы стоим перед тайной, которая прячется за словом йога. Перед лицом этой тайны мы равны: и мастер, и инструктор, и новичок. Мастер не может воспользоваться своим мастерством, потому что мастерство, умения, навыки, опыт — это инструменты известного. А известное убивает тайну. Для того, чтобы тайна раскрылась перед нами во всей полноте, и при этом осталась живой, настоящей, мы должны полностью обнажить свое сознание, оставить позади все накопленное, тяжелое, личное, персональное, индивидуальное. Перед лицом тайны мы должны быть теми, кто мы есть. Тогда она раскроется навстречу искреннему, беззащитному разуму и обнажит свою суть.

Нас слишком много — людей, для которых слово «йога» хоть что-то значит. У каждого из нас за этим словом живет что-то свое, нечто индивидуальное, особенное. Эта индивидуальность заключается в особом рисунке кривизны зеркал наших умов, искажающих факты посредством персонального опыта, культуры, привычки определенным способом думать, смотреть, понимать. Однако, сам факт — един и таков, какой есть, до тех пор, пока он существует. Факт — это то, что нас объединяет. Нас, таких разных в мелком, и таких похожих в своей сути. Слово «йога» указывает на ряд фактов. Каждый из этих фактов представляет собой какой-то реальный аспект нашей жизни. Факт — это то, что есть в жизни, независимо от отношения к этому факту той или иной личности. Попробуем раскрыть эти факты по очереди, не спеша, не спугнув тайну. Если вам, конечно, интересно…

hathayoga

Итак, что такое йога? Во-первых, йога — это некая идея. У каждого эта идея своя, но факт в том, что есть определенная идея, в контексте которой каждый из нас практикует йогу. Для живости и простоты изложения автор, говоря о каждом из нас, будет использовать слово «я». Он может себе это позволить, так как видит, что в своей сути ничем не отличается от того, кто читает этот текст. Он видит, что его личность — это набор приобретенных программ. И эти программы установлены с того же «диска», что и программы читателя. А раз так, говоря «я», автор может говорить изнутри читателя, из самого центра его личности.

Вернемся к йоге. В первую очередь, для меня йога — это идея. Идея об абсолютном здоровье, идея о мудрости, идея о свободе от эмоций, идея о чем-то, чего у меня сейчас нет. Или чего у меня слишком мало. Если эта идея достаточно заманчива, я буду тратить время и силы на воплощение этой идеи в жизнь. Поэтому, если я практикую йогу, то, говоря о йоге, я в первую очередь обращаюсь к идее.

Но отличается ли идея о йоге от любой другой идеи? Несмотря на все различия в содержании разных идей, сама суть идеи всегда одинакова. Любая идея — это движение разума прочь от реальности, прочь от жизни. Если я здоров, мне не нужна идея о здоровье. Идея о здоровье возникает только тогда, когда есть болезнь. Болезнь — это факт. Но я не хочу видеть этот факт, поэтому мое сознание бежит от этого факта, спасаясь в мире идей. И тогда, между идеей о здоровье и фактом болезни возникает конфликт. В этом конфликте всегда побеждает факт. Потому что факт реален. Факт побеждает идею, но на ее месте вырастает новая идея, еще более изощренная, еще более оторванная от жизни. И эта идея направляет мои действия, цель которых уничтожить болезнь. Но что такое болезнь? Болезнь — это конфликт. Болезнь тела — это конфликт в работе организма. Конфликт пищи и органов пищеварения, конфликт внешней среды и внутренней, конфликт в потребностях личности и потребностях тела.

Идея о здоровье — это бегство от болезни, лишь усугубляющее болезнь. Идея о мудрости может вести к еще большему невежеству, идея о свободе лишь укореняет рабство. Если я это вижу, я могу отказаться от идей. Отказаться от надежд, отказаться от мыслей о том, чего нет здесь и сейчас. Я могу отказаться от этого легко, без усилий, потому что я вижу, что идея — это конфликт, который ведет к еще большему конфликту. Я свободен от идеи только тогда, когда я вижу ее суть. Я вижу ясно и свободно этот факт, вижу природу конфликта под названием «идея», и тогда конфликт разрешен, и я свободен.

Итак, идеи остались позади, вместе с идеями о йоге. Но йога по-прежнему здесь, она больше не идея, она стала чем-то живым, реальным. И я могу двигаться дальше.

Не имея никаких идей, я оказываюсь в мире фактов. Мне больше не на что опереться, не от чего оттолкнуться. Я могу лишь быть наедине с тем, что есть. Наедине с жизнью. Наедине с телом, со всеми его болезнями. Наедине с сознанием, со всеми его конфликтами. Наедине со всем, что я встречаю внутри и снаружи, здесь и сейчас. «Наедине» — это значит, что между фактом и мной нет ничего. Нет мысли, нет желания, нет никакого мнения или убеждения. Нет ни тени отношения к факту. Есть только факт и разум, встречающий его. Разум и факт, встречаясь, становятся чем-то одним. Все факты, живущие здесь и сейчас, образуют целостную жизнь. Разум и жизнь, встречаясь, рождают нечто новое. Они рождают разумную жизнь. И эта жизнь, всегда новая, свежая, струящаяся и разумная, свободна от идей и конфликтов. Эта жизнь и есть йога.

На что еще может указывать слово «йога»? Если я практикую хатха йогу, то йога для меня — это асаны, пранаямы, тренировки. Но что такое асана? Не на уровне идеи, а фактически, в реальности, в жизни. Очевидно, что асана — это тело, находящееся в некотором положении. Не положение тела, существующее абстрактно, на картинке, а само тело, находящееся в определенном положении. Асана, йога — это тело. Тело, завернутое в узел на коврике — это то же самое тело, которое ходит, управляет автомобилем, сидит за компьютером. Жить с йогой — это значит жить с телом.

hathayoga_asana

Есть ли такой момент в моей жизни, когда сознание и тело встречаются друг с другом, становясь одним целым? Бывает ли так, что разум, свободный от всякой идеи, проникает в каждую клетку тела без усилий, без мотива? Очевидно, что нет. Когда я делаю асану, я озабочен правильностью формы. Я не смотрю на тело. Я смотрю лишь на соответствие положения тела абстрактному образу асаны. А, значит, я вообще не смотрю. Я лишь сравниваю одно с другим. Образ тела, возникающий в уме, и образ асаны, принесенный в этом же уме на коврик. Я не вижу тело, я вижу лишь идею о теле. Я направляю внимание в тело, но мое внимание обусловлено моим опытом, моими навыками, моими знаниями. Мое внимание — это лишь узнавание ощущений тела. Я оцениваю их. Я реагирую на удовольствие и дискомфорт, на легкость и тяжесть, на боль и расслабление. Но я ни разу не встречаюсь с телом. Между нами — мое внимание, мои ощущения, мои убеждения, мои привычки, мои мотивы.

Видел ли я хоть раз свое тело? Смотрел ли на него? Когда я смотрю в зеркало, вижу ли я тело? Я вижу лишь то, как сидит на моей голове кепка. Я вижу выражение лица. Я вижу грусть или радость, покой или раздражение. Я не вижу свое лицо, я вижу лишь то, что оно означает. Я оцениваю то, как я выгляжу. Глядя в зеркало, я лишь сравниваю образ в зеркале с идеей о том, каким я должен быть. Сравниваю одну идею с другой.

Когда я обращаюсь к ощущениям тела, что я чувствую? Я чувствую комфорт или дискомфорт, легкость или тяжесть, боль или удовольствие. А значит, я ощущаю лишь отражение своих ожиданий, своего опыта, своих привычек. Тело становится чувственным образом ума. Становится очередной идеей. А значит, для меня тела нет. Как нет и йоги, какие бы асаны я ни выполнял.

Тем не менее, тело — это факт. Его не нужно выискивать, не нужно никаких усилий внимания, чтобы сознание и тело встретились и стали одним целым. Они и так одно целое. Усилия нужны для того, чтобы искажать факт, заменять его очередной идеей. Усилия нужны для бегства от факта, но факт всегда здесь. Тело здесь. И разум легко входит в тело, если не встречает на своем пути никаких барьеров, никаких идей, никаких знаний. И тогда тело становится разумным. А разум, проникая в жизнь тела, сам становится живым. Тогда нет того, кто смотрит на тело, оценивает его, управляет им. Есть лишь жизнь, освещенная разумом в каждой клетке. Эта разумная жизнь может действовать осознанно, без конфликта во всем своем объеме. Эта жизнь может развиваться. И эта жизнь — и есть йога.